ППП

Пост, подогнанный под пятницу

Пятая повесть

 

Преамбула

 

Парк Пермского периода переполнен пытливыми палеонтологами, праздношатающимися подростками, простыми посетителями. Пятнадцатый попавшийся под подошвы персонаж представился Павлом.

- Приятно познакомиться, - поздоровался повествователь.

- Проваливай, прохвост! – паникёрша-пропускница погнала попробовавшего проникнуть по-пластунски проныру прочь.

Павел пустился проворной припрыжкой по перечной – подкатывал полуторазвалившийся ПАЗик.

 

Первая partия

 

По питерскому «Пятому» «Парфюмер» производства «Paramount Pictures». Pot пронзительно просвистел. Плед пошевелился.

- Пообедаю по-царски, - позевал Павел, потягиваясь. Приготовил пуэр. Поставил противень посыпанных пудрой плюшек.

Пощёлкал пультом. «Почтальон Печкин. Принёс посылку…».

Пара полусапожек переступила порог, прошла по пыльному паркету. Показалась панамка, приторно-персиковое пальто, пристёгнутое перламутровыми пуговицами, пунцовый пояс, полуюбок, перчатки.

- Пунктуальности позавидуешь.

Погребняк пробивает пенальти.

- Приветы, Паулета, - произнесла Полина. – Пампушками пробавляешься, постельничий?

Павел потёр пузеляж:

- Присосединяйся, прелестница. Перина просторная.

Поцеловал пальчики подруги, пахшие помадкой. Полина поправила пшеничную прядку.

- Приготовить полноценную пищу проще пареного патиссона.

- Поварёшкой подрабатываешь?

«Паук - Питер Паркер?»

Полина повязала продырявистый передник, подожгла плиту, промаслила подсолнечником panev, понакидала помидурин, пастернака, посыпала петрушку; помыла пароварку, плюхнула пельменей «Пятачок».

Пережёвывавшей печатный пряник пасти Павла почудилось, Полина поинтересовалась:

- Последний президент Перу, пять…

- Перес.

Познеру преподносится план Путина, переосмысленный покинувшим пост премьера Примаковым.

- Проверим по первой. Период полураспада - полсекунды.

- Пущай протактиний.

Полина помазала паштетом позавчерашнюю плетёнку.

«Пален прекрасно понимал последствия покушения: погибель Павла послужит поршнем…»

- Пойдём потрошить перелётных!

 

Предпоследняя partия

 

Полина подбила пацифистски парившую паршивую птаху, пронзила прутом пострадалицу.

- Прекрати.

- Пардоны пораненной психике.

- Прикалываешься?

- Пасьянс, парниша! Подумаешь, птеродактиля прикокошили.

- ПрикончилА.

- Пасуешь?!

- Предпочитаю правду потворству преступлению.

- Порфирием прикинулся?

- Пёрфект! Паст.

- Прогрессив. Паясничаешь.

- Препираюсь.

- Перечишь.

- Похвалить прикажешь?

- Презираю поблажки. Прощай.

Полина побежала по Переведеновскому переулку, пряча проплаканный платок под полу.

«Проклятье!» Павел паниковски потопал противоположно пассии. Плеер проигрывал «Пострассветное пюре» «Placebo». Повозка плечистого Перуна прогрохотала по перисто-пуховым подушкам. Последовал проливной. Повеяло прохладой. Предсказатели погоды прогадали.

Покров Пресвятой. Плешивый протоиерей Пафнутий причитал, перекрещиваясь.

Павел помянул прадеда – подполковника, покоившегося под престарелым покорёженным платаном, прорвавшим почву при патриархе Питириме.

Пересёк Попов проезд, почапал параллельно плывшему по правое пястье пенопласту. Peugeot, Pontiac’и, Porsche постепенно приувеличивали полимерную пробку, протянувшуюся по побережью.

Психбольница. Приборострительный. «Преображенская площадь». Переход. «Партизанская».

Пленила, полюбил, притёрлись. Предстояла помолвка...

Прошляпил.

Пульсирующее покалывание полушарий. Пошарил по пазухам, прощупал пенталгинину, проглотил – полегчало. Пойти попятной, попросить прощения претило принципам Павла. Полно потакать прихотям привереды. Пускай первой предпримет попытку.

Приблизилась полночь. Помывший пармезанную пиццу, поевший промокшие патлы Павел переставил причастия. Поснимал портреты полуобнажённой Полины. Порыдал полминуты, подоткнул пуфик. «Потерянный парадиз» пел «Посадского пацанёнка», потом – «Потёртое».

 

Последняя partия

 

Поддатый плотник Прометей, перевязанный парчовым полотенцем, прирезал пилой пурпурного поросёнка. Прыснула прозрачная плазма, потекла по подштанникам, прожигая прорехи. Пегие псы принялись перегрызать позвонки парнокопытного. Поток плазмы преобразился пламенем. Пожар, подхватываемый порывами, пробежался по поселению подобно полчищам печенегов.

Пепелище пропахло палёной плотью. Преклонный писец промакнул перо: «Пекло похлеще преисподней…»

Поджарые петухи прокумекали: «Пора подниматься!» Попугай по-своему переиначил призыв: «Пиастры! Пиастры!»

Прикорнувший пробудился. Проклюнулась пятница. «Позвонки» пустовали. «Полученных писем» по-прежнему полсотни, причём пятьдесят процентов – Полины. Перечитал первое: «Профессор Пров принимает по понедельникам после полудня». Присловье: «Подписаться позабыла. ПолинаJ».

Педагогический практикум прослушан. Псевдораскладушка предательски помалкивала. Пляшущие пигмеи пританцовывали подле пойманного пони.

- Пагубные помыслы, – предположил плоскогубый приятель по парте.

Перемена.

Перед «Петровским пассажем» Павел прикупил пучок портулака, презентовал произвольно подмеченной пани.

«Переплётные птицы». Петрящие Пеструшевской, Павичем, Пратчеттом, По-лки пахли прокисшей простоквашей. «Популярная планиметрия», «Профиль», «Penthouse». Проиллюстрированный панорамными пейзажами Парижа путеводитель.

Пострел пролистал проспектик «Пыщ-пыщ». Пистолет-пулемёт, пищаль, парабеллум.

 

  • Музыка сфер: песенки
Прикольно. Пара перлов получились плоховато (привести пример?), посему поставить пятерку, пожалуй, преувеличение.

Пиши побольше подобных придурковатых прокуренных произведений :)