Kehl

03.12.2013 01:32

Архитектура Волгореченска или Чистых Боров.
Нет, всё-таки Волгореченска. Особенно вот эти краснокирпичные дома с арками, которые превращаются в руины у меня на глазах. Жаль, не буквально.
- А ведь хорошие были дома, швейцарцы строили! - сказали прохожие.
Я подошёл к одному из них. Остальные сгрудились рядом. Да, узнаю, я был здесь в детстве. Наверно, с этого кирпича и началась моя любовь в красному. А теперь в одном из них сгорел весь этаж, а соседнему выбили стёкла.
Народ снуёт туда-сюда. Я же двигаюсь туда, где город должен перестать.
Вот здесь и начинаются Чистые Боры. Хотя теперь я понимаю, что Сидоровское.
Оказывается, я маленький. Лет десяти. Бегу по деревянным настилам, как вдруг дорога впивается в гигантский овраг. Еле успеваю остановиться. Назад дороги нет, там хаос, чёрт-те что, и, кроме того, за мной погоня.
Я начинаю идти над пропастью по канату, держусь за другой канат. Не дойдя и до середины, приседаю и жалобно кричу, что не могу идти дальше, что лучше спущусь вниз и пройду по дну. Я начинаю спускаться по верёвочной лестнице, которая развёрнута как раз в том месте, где я прервал своё движение.
Она болтается во все стороны, закреплённая только на одном канате.
Я делаю пару шагов вниз и смотрю, как внизу змейкой вьётся дорога к нужному мне месту. Думаю, что, конечно, гораздо легче спуститься и пройти понизу, что мне никогда не хватило бы духу дойти по канату до противоположного края пропасти. И тут я вижу, как на том самом противоположном краю мама берёт дочку на руки и идёт по канату без всякой поддержки. Она доходит до лестничной развилки, и в следующем кадре я уже вместе со своими школьными друзьями. У них в руках игрушечные пистолеты, мы веселимся.
В кафе врывается банда, которую с моего места не видно, я слышу звуки пулемётной очереди, вижу несколько мёртвых тел.
Один из моих однокашек произносит "Они не попадут в нас", поворачивается в сторону выстрелов, и пуля попадает прямо в устремлённый на неё глаз. Глаз лопается, и я просыпаюсь.
Кометки: ,